О страхе Божием …

Что же это – страх Господень, если все, имеющие его, как написано, получают так много обетований?

Что значит «бояться Господа»? Значит ли это испытывать страх, ужас при мысли о Боге? А может быть, все эти рассуждения о «страхе Господнем» уже не актуальны в наши дни, потому что мы дети Божьи? К тому же, разве не написано в 1-ом Послании Иоанна, что в любви нет страха? Можно ли поэтому сделать вывод, что «страх Господень» – понятие, относящееся только к Ветхому Завету?  Страх Господень: больше, чем просто уважение, но в то же время не панический ужас.

 В зависимости от того, чему были научены, люди по-разному понимают страх Господень: некоторые считают его своего рода ужасом, чувством страха перед Богом; другие же считают его простым проявлением уважения, подобно тому, которое они оказывают, скажем, своим коллегам по работе или… они совсем не понимают, что это такое, считая данное понятие устаревшим в наш век благодати. Ни одна из этих точек зрения не близка к истине. Начнем с понятия обычного уважения: уважение, существующее между равными, – совсем не то же самое, что уважение, подобающее Всевышнему. Уважение, которое подданный царя оказывает таким же подданным, как он сам, и уважение, которое он оказывает царю, – совершенно разные вещи.

Даже если он имеет дерзновение перед престолом царя, как мы имеем дерзновение пред престолом Бога через кровь Христа, даже если он сам – сын Царя, кем и мы являемся по вере, – все равно он остается подданным по отношению к Царю. А любому царю, не говоря уже о Царе царей, должно оказывать надлежащий почет. Иначе говоря, тот факт, что мы – дети Царя, не отменяет благоговения и глубочайшего уважения, которое мы должны оказывать Царю, Всевышнему, как и не низводит их до уровня обычного уважения, оказываемого нами другим подданным.

Однако, сын царя все же приходит к царю не так, как пришел бы любой другой человек. Сын царя не дрожит перед ним от страха, а приходит бесстрашно и уверенно, зная, что царь, к которому он обращается, – его любящий Отец. В то же время, как уже было сказано выше, он приходит к нему с глубочайшим уважением, не забывая, что он обращается не просто к товарищу, а к своему Отцу, Который еще и Всевышний Бог, Господь господствующих и Царь царей. Таким образом, тот факт, что мы – дети Божьи, также означает, что страх Господень должен пониматься нами не как панический ужас и боязнь перед Царем, а скорее как наиглубочайшее уважение и почет, присущие отношениям детей с самым любящим Отцом, Который в то же самое время и Творец всего, Всевышний Бог
 БОГ СОТВОРИЛ НАС И ВСЮ ВСЕЛЕННУЮ. ВСЕ, ВИДИМОЕ ИЛИ НЕВИДИМОЕ, БЫЛО СОТВОРЕНО ЕГО РУКОЙ. Он – наш Отец и наш Господь. Он – Всевышний. Знание Писаний без благоговения и трепета перед величием Бога – лишь знания разума, как правило, ведущие, к гордыне (1 Коринфянам 8:1). Как написано в Притчах:

 О дерзновении и страхе Господнем в Новом Завете

Есть определенная точка зрения, которой явно или неявно придерживаются некоторые. Согласно ей, страх Господень был каким-то образом отменен по причине жертвы Господа Иисуса Христа. Я не думаю, что такое понимание верно. И в Новом Завете есть отрывки, в которых говорится о страхе Господнем:
О страхе Господнем говорится и в Новом Завете. Тем не менее, я считаю, – и я уже говорил об этом – что между Ветхим и Новым Заветами есть огромная разница. Эта разница в том, что, благодаря жертве Господа Иисуса Христа, в наше время человеку доступны совершенно иные отношения с Богом. Об отношениях с Богом такого рода необходимо помнить, исследуя понятие страха Господня. Возвращаясь к ранее приведенному примеру: между обычными подданными государства и подданными, которые являются одновременно детьми Царя – огромная разница. Соответственно, существенно отличается и то, как те и другие обращаются к Царю. Возможно, обычные подданные испытывают страх перед величием Царя, осознавая, что их отношения с Ним ограничиваются рамками «правитель-подданный». Но для детей Царя все иначе. Дети Царя могут приступать к Нему с уверенностью и без страха, как к любящему Отцу
 

Если мы любим Бога, мы не будем страшиться Его, потому что страх и любовь несовместимы. И опять же я повторю: это не значит, что мы можем приходить к Богу, как к равному нам, оказывая Ему не более, чем просто уважение и не осознавая Величие Того, к кому мы приступаем. Однако это отношение не имеет ничего общего со страхом в его негативном понимании, и мы не должны страшиться Бога. Если мы испытываем ужас, приходя к Нему, то мы не любим Его по-настоящему, ибо в любви нет страха. Наше отношение должно быть иным, как мы уже сказали: бояться Бога означает приходить к Нему одновременно как к Отцу (с уверенностью и без боязни) и как ко Всевышнему Богу (с глубочайшим почтением).

 Бояться Бога – значит исполнять Его волю.

 Развивая вышеизложенные мысли дальше, я хочу сказать, что не понимаю, как человек может исполнять волю Господа, не имея перед Ним должного страха, и как человек может бояться Бога, не исполняя Его воли. Бояться Бога – значит исполнять Его волю. Это значит – предпринять шаг веры и поступить так, как велит Бог, даже если мы не находим логического объяснения ситуации и не можем видеть полную картину происходящего. Боящиеся Бога будут стремиться исполнить волю Божью. Любое повеление Отца имеет для них первостепенную важность и не подлежит обсуждению, ибо исходит из уст Самого Отца. Страх Господень, глубочайшее почтение перед Ним и Его волей и послушание Господу и Его воле будут в таком случае сопутствовать друг другу. Представьте себе только непослушных детей. Можно ли сказать, что такие дети уважают своего отца? Возможно, они приходят к нему, чтобы добиться от него желаемого, но не испытывают к нему ни любви, ни почтения. Если бы они его любили, то относились бы с почтением к его воле и исполняли бы ее. К сожалению, есть похожие христиане, которые приходят к Богу только от великой нужды; все остальное время они живут по законам мира. Естественно, так продолжаться не должно. Вместо подобного поведения нам следует углублять наши отношения с Богом, ища прежде Царства Божия и Его праведности, и все остальное приложится нам (Матфея 6:33). Мы должны следовать по стопам нашего Господа Иисуса Христа

Филиппийцам 2:5-11
«Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца».

 

В Писании говорится, что в нас должны быть те же самые чувствования, что и в нашем Господе Иисусе Христе. Какие же чувствования были у Него? Его чувствованиями была готовность к послушанию, послушанию даже до смерти. Его девизом были слова: «Не Моя воля, но Твоя да будет» (Луки 22:42).

Мы выяснили, что страх Господень неотделим от исполнения Божьей воли. Другими словами, боящийся Господа будет исполнять Его волю; а тот, кто не боится Его, а лишь хочет угождать своей плоти, либо исполняет Его волю, когда ему этого хочется, по обстоятельствам, либо не исполняет ее вообще.