О подражании Христу

Loading...


С самого начала главной заботой христиан было подражание Христу, разные виды и формы которого нашли свое выражение в их личной и общественной жизни. И это естественно, поскольку феномен подражания характеризует общественную жизнь людей вообще, и особенно жизнь детей, а христиане призваны жить в Церкви, как дети Божии и воспитывать в себе такое сознание.

Однако подражание Христу или Богу не может быть поставлено на уровень обычного общественного явления, потому что отношения верных с Богом выходят за рамки общественной жизни и простираются значительно далее. Объем и содержание понятия подражания Христу почти полностью покрывает объем и содержание понятия христианской жизни или христианской нравственности. В самом деле. Христианская жизнь есть жизнь «по Христу», а Христианство, по словам свт. Григория Нисского, есть «подражание божескому естеству».

Смысл подражания Христу

Обычно преобладает мнение, что учение о подражании Христу свойственно западному богословию средних веков и является чуждым и даже несовместимым с преданием греческих Отцов2. Причем действительно, сформировавшийся на Западе взгляд на подражание Христу, как на внешнее моралистическое сообразование человека с проявлениями в жизни исторического Христа, противоречит духу православного богословия. Тем не менее, учение о подражании Христу изначально известно святоотеческому преданию, которое по данному вопросу следует библейскому учению.

Конечно, вместо понятия подражания Христу в Евангелиях встречается понятие следования за Ним или учения у Него. Этот факт объясняется, главным образом, временной и пространственной близостью учеников ко Христу. Напротив, в новозаветных Посланиях говорится о подражании Христу, а не о следовании за Ним, потому что Христос действует в Церкви уже не как историческое лицо, а как Господь славы. Впрочем, понятия следования за Христом и учения у Него уже имеют в себе и понятие подражания Христу.

Апостол Павел, подражая Христу, призывает и всех верных следовать за собой и сделаться «соподражателями» (συμμιμηταί). Сам живя в послушании Христу, он и верующих зовет подражать его примеру и жить как он: «Будьте подражателями мне, как я Христу» (1 Кор. 11, 1)9. Подражание Христу составляет основополагающий фактор христоцентричного мистицизма ап. Павла. Впрочем, сам Апостол, выражая дух Церкви его времени, пишет: «отныне мы никого не знаем по плоти; если же и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем» (2 Кор. 5, 16). Это становится понятным в свете эсхатологических ожиданий древней Церкви, которая, имея за основу догматический смысл жизни Иисуса, постоянно обращала свой взгляд к грядущему во славе Господу. В этих богословских рамках подражание Христу приобретает широчайшие измерения. Оно понимается уже не как формальное сообразование, но как исчерпывающий ответ на призвание Бога, а его основным характерным признаком является послушание.

Согласно неизвестному составителю послания К Диогнету, подражание Богу является плодом любви к Нему человека и проявляется в любви и благости: «Ибо не в том состоит блаженство, чтоб иметь власть над другими, или быть сильнее слабейших, или быть богатым и притеснять низших, таким образом никто не может подражать Богу; это не достойно Его величия. Но тот, кто принимает на себя бремя ближнего, кто имея в чем-либо превосходство благодетельствует другому низшему себя, кто полученные им от Бога дары раздает нуждающимся и делается так сказать Богом для получающих от руки его; тот есть подражатель Богу».

Философское изложение этого положения представил Климент Александрийский. Согласно его учению, явление Бога человеку происходит на основе принципа подобия. Бог, Который есть любовь, познается теми, кто имеет любовь. Совершенствуясь в любви, человек подражает Богу или Христу и восстанавливает свою «по образу Божию» созданную природу. Все стремление «истинного гностика» к совершенству представляется Климентом, как подражание Христу, главным началом которого является ежедневное мученичество. Разумеется, подобие, к которому стремится христианин, не означает еще действительного его уподобления, даже только в отношении добродетели, Богу, «ибо нечестиво и мнение полагающих, что одна и та же добродетель может быть у человека и у Вседержителя Бога». То, что по подобию Божию, означает, согласно учению Господа, совершенство «к усыновлению и любви» расположившегося человека.

Идеал подражания Христу или Богу был сохранен и получил развитие в более позднем предании греческих Отцов. Свт. Василий Великий учит, что подражание Христу является необходимой составляющей человеческого совершенства. Оно достигается не только посредством сообразования верующего с примерами безгневия, смирения и долготерпения из жизни Христа, но и посредством соучастия в Его смерти и воскресении. А это достигается благодаря крещению и предоставляемому в нем пакибытию27.

Свт. Григорий Богослов призывает верных приносить себя ежедневно Христу и претерпевать все в подражание Ему: «Все примем ради Слова, в страданиях будем подражать Страданию, кровию почтим Кровь, охотно взойдем на крест. Вожделенны гвозди, хотя и очень болезненны. Ибо страдать со Христом и за Христа и вожделеннее, нежели наслаждаться с другими». Также в слове На Богоявление св. Григорий призывает своих слушателей подражать всем этапам жизни Христа и, наконец, добровольно сораспяться Ему, вместе с Ним умереть и быть погребенным, чтобы совоскреснуть Христу, вместе с Ним прославиться и вечно царствовать.

Новое измерение понятие подражания Христу обретает в произведениях, приписываемых сщмч. Дионисию Ареопагиту. Согласно этим произведениям, подражание Богу сопряжено с иерархичностью, в рамках которой оно осуществляет соединение человека с Богом36. Человек должен подражать неподражаемому Богу, чтобы получить от Него в дар подобие. Это подобие возводится даже на уровень общего космогонического начала, на основе которого творения возвращаются к своему создателю.

Стоящий в этом же ряду свт. Григорий Палама в своих Гомилиях и других назидательных произведениях неоднократно обращает слово к подражанию Христу, которое им отождествляется с подражанием Богу, или «богоподражанием». Всякий раз, когда в крупных богословских трактатах Палама обращается к этой теме, он дает ее глубокий богословский анализ и объяснение. Согласно учению Паламы, как, впрочем, и существовавшему до него и после него православному богословскому преданию, этика подражания Христу не является для верного конечной целью его существования, но предоставляет собой необходимое условие для ее достижения. Конечной целью является соединение человека с Богом и его обожение. Однако это требует уподобления человека Христу путем нравственного подражания: «Если здесь уподобишь себя делами Богу и покажешь себя во всем добрым, как Он добр во всем, то там получишь еще большее Ему подобие, будешь освещаться сиянием высшей славы и вечно пребывать с теми, с кем будет Христос Бог посреди богов, раздающий почести вечного блаженства».

Нравственное подражание Христу стоит в цепи восхождения человека к совершенству и его соединения с Богом. Это подражание заключает в себе глубокий смысл вступления человека на новый путь, ведущий его к первоначальной цели его создания. Этот путь явило миру воплотившееся Слово Божие. Эта стезя не ограничивается историей, но простирается дальше ее. Подобным образом и подражание Христу не ограничивается историческими рамками, но имеет трансцендентный характер и предназначение. Подражая жизни и действиям Христа истории, человек становится подражателем и наследником Христа веры.

Началом этого подражания является крещение как образец участия человека в смерти и воскресении Христа, серединой – добродетельная жизнь по Христову Евангелию, и конец – победа над страстями. Пребывание человека под воздействием тления и смерти после возрождения в крещении и просвещения Святым Духом попускается Богом для его нравственного совершенствования. Так верный подготавливается «к вмещению нетления», которое он и получает явным или неявным образом в будущем веке.

 (Профессор Георгий И. Мантзаридис)



Ετικέτες