Пропасть между Раем и адом

Loading...


В творениях святых отцов мы не находим единого мнения относительно некоторых аспектов учения Православной Церкви. Одним из таких неоднозначных догматических вопросов является вопрос о состоянии ада после посещения его Спасителем.

Чтобы разобраться в многообразии святоотеческих толкований, автор осуществляет анализ фрагментов притчи о богаче и Лазаре. Не всякое учение Православной Церкви утверждено единством мнений святых отцов. Одним из таких неоднозначных догматических вопросов является вопрос о состоянии ада после посещения его Спасителем. Приведем несколько цитат, определяющих указанную нами проблему.

«Яко сокруши врата медная, и вереи железныя сломи» (Пс.106:16).

Комментируя вышеприведенные слова, свт. Иоанн Златоуст пишет: «Сегодня Господь наш обошел все места ада; сегодня он сокруши врата медная и вереи железныя сломи (Иса. XLV, 2; Псал. CVI, 16). Заметь точность выражения. Не сказано: отверз медные врата, но: сокруши врата медная, чтобы темница сделалась негодною; и не снял вереи, но сломи их, чтобы стража сделалась бессильною. Где нет ни двери, ни засова, там не удержат никого, хотя бы кто и вошел. (Выделено здесь и далее – И.С.) Итак, когда Христос сокрушил, кто другой в состоянии будет исправить? Что Бог разрушит, то кто потом восстановит? … Он называет ад сокровищами темными; и это справедливо: там хранилось великое богатство. Все естество человеческое, составляющее богатство Божие, было ограблено обольстившим первого человека дьяволом и предано в узы смерти. …Сам Царь пришел к узникам, и не постыдился и узников, — потому что Он не станет стыдиться того, кого создал, — сокрушил врата, сломил вереи, явился в ад, бессильною сделал всякую охрану его…»[1].

В приведенном комментарии Иоанн Златоуст говорит об освобождении от уз всех людей, находящихся в аду. Та же мысль об опустевшем аде высказана им и в «Огласительном слове на Пасху»: «Предвосхищая сие, Исаия воскликнул: «Ад огорчился, встретив Тебя в преисподних своих». Огорчился ад, ибо упразднен! Огорчился, ибо осмеян! Огорчился, ибо умерщвлен! Огорчился, ибо низложен! Огорчился, ибо связан! Взял тело, а прикоснулся Бога; принял землю, а нашел в нем небо; взял то, что видел, а подвергся тому, чего не ожидал! Смерть! где твое жало?! Ад! где твоя победа?!»[2]

Но в Толковании на Евангелие от Матфея святитель выражает несколько иное мнение: «Чем же сокрушены врата медные, и стерты вереи железные? – Телом Христовым. Тогда именно в первый раз явилось тело бессмертным, и разрушило владычество смерти. Впрочем, это показывает только, что Им сила смерти разрушена, а не истреблены грехи умерших прежде пришествия Его. В противном случае, если Он освободил от геенны всех прежде умерших, то почему же сказал: «Земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе» (Мф. 11, 24)?»[3]

Подобного мнения, согласного с объяснением свт. Григория Богослова, придерживается блаженный Феофилакт: «Ибо те, которые хорошо провели время своей жизни, и тогда получили спасение чрез сошествие Господа во ад, как думает святой Григорий. Он говорит: «Христос, явившись к находящимся во аде, спасает не всех без изъятия, но одних верующих»[4]. Ибо от произволения каждого зависело (как требовала разумность) не оставаться бесчувственным к богатому дару Творца, но представить самого себя достойным благости Подателя»[5].

Таким образом, имеется второе суждение, которое утверждает, что из ада выведены лишь верующие во Христа.

Теперь мы приведем слова свт. Афанасия Великого: «Яко сокруши врата медная, имеет в виду сошествие Спасителя даже до ада, в которое отверз Он врата адовы, издревле для всех заключенные неразрешимыми узами, потому что невозможно было возвратиться оттуда желавшим выйти. Но Он сказал сущим во узах: изыдите; и сущим во тме: открыйтеся (Ис. 49, 9)»[6]. Слова святителя определяют для нас еще один вариант понимания данной проблемы: ад покинули лишь те, кто пожелал его покинуть.
Могут ли быть все утверждения истинными, или же лишь одно из приведенных мнений является верным? – Вот основной вопрос, с которым мы попытаемся разобраться.

Евангелие от Луки содержит притчу, на примере которой Спаситель показал посмертное состояние праведников и грешников. Это Притча о богаче и Лазаре (Лк. 16; 19-31). Хотя указанная притча и не считается особо сложной для истолкования, тем не менее некоторые ее стороны не получили должного освящения и толкования. Мы не будем подвергать экзегетическому разбору всю притчу, а остановимся лишь на тех моментах, которые помогут нам ответить на поставленные вопросы.

«Человек же некий бе богат, и облачашеся в порфиру и виссон, веселяся на вся дни светло. Нищь же бе некто, именем лазарь, иже лежаше пред враты его гноен и желаше насытитися от крупиц падающих от трапезы богатаго: но и пси приходяще облизаху гной его. Бысть же умрети нищему и несену быти ангелы на лоно авраамле: умре же и богатый, и погребоша его…» (Лук.16: 19-22).

Приведенный отрывок притчи дает нам возможность понять, почему богач оказался в аду, а нищий Лазарь почил на лоне Авраама.

Иоанн Златоуст так определяет вину богача: «Итак, первый порок богатаго – жестокость и безчеловечие в высшей степени. Ибо не все равно – не помогать нуждающимся тому, кто живет в бедности, или пренебрегать другими, измождаемыми голодом, тому, кто наслаждается таким веселием. Опять не все равно, – раз или два раза увидя беднаго пройти мимо его, или видеть его каждый день и даже этою непрерывностию зрения не пробудиться к жалости и человеколюбию. Опять не все равно – не помогать ближним тому, кто сам находится в несчастиях, скорбях и в дурном расположении духа, или оставлять без внимания других, измождаемых голодом, тому, кто наслаждается таким веселием и постоянным благоденствием, ожесточиться и не сделаться более человеколюбивым даже от самых радостей. Вы знаете, что мы, хотя бы были жестокосерднее всех, от благополучия обыкновенно делаемся благосклоннее и добрее. Но этот богач и от благополучия не сделался лучшим, но оставался зверским или, лучше сказать, своими нравами превзошел жестокость и безчеловечие всякаго зверя»[8].

Блаженный Феофилакт говорит, что Спаситель рассказал эту притчу для того, чтобы «немилосердых вразумить». Вспомним наставления Иисуса Христа своим ученикам: «Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лук. 6: 36)

Таким образом, немилосердное, бесчувственное, жестокое сердце богача стало причиной его нахождения в аду. Само же немилосердие, как о том свидетельствует прп. Иоанн Лествичник, имеет причиной гордость[9] – «мать всех грехов» и причину первого падения[10].

«Яко сокруши врата медная, и вереи железныя сломи» . Нет у ада после сошествия в него Спасителя ни врат, ни запоров, ни стражи. Гордость крепче любых цепей приковывает свою жертву к месту мучения.

Теперь стоит разобраться с вопросом: почему те, кто стяжал вечное блаженство с праведным Авраамом в Царстве Небесном, лишены возможности посетить место мучений нераскаянных грешников?

Митрополит Филарет (Дроздов) дает следующее определение ада: «Ад по-гречески значит место, лишённое света. В христианском учении под этим названием понимается духовная темница, т.е. состояние душ, грехом отторгнутых от лицезрения Божия, света и блаженства, соединенных с Ним (см. Иуд 1:6; Октоих, глас 5, стихиры 2, 4)». Интересно толкование понятия ада Авдеенко Е.А.: «Это бесконечное движение от Бога, которое не может завершиться, поскольку небытия нет». Опираясь на приведенные определения, можно сделать вывод, что для того, чтобы посетить ад, праведнику необходимо отступить, или лучше сказать, отпасть от Бога. О том, что такой переход мог быть возможен, говорят нам слова апостола Павла: «Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом, что великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян, которым принадлежат усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования» (Рим. 9: 1-4).

Сострадание может подвигнуть человека на «ревность не по разуму». Спасти в этом случае человек все равно никого не сможет, а душу свою погубит, поэтому и потребовалась непереходимая для праведников пропасть между Раем и адом.

Как же оказалось возможным сошествие в ад Самого Спасителя? Ведь по слову апостола Павла, Бог «…Себя отречься не может» (2Тим. 2: 13). Вспомним слова произнесенные Иисусом Христом на Кресте: «В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? – что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мар. 15: 34). Святоотеческие толкования на данный отрывок Писания в своем большинстве говорят лишь о крике исстрадавшегося от ран на Кресте человеческого естества Христа Спасителя. Но если Иисус Христос своим человеческим естеством почувствовал некую богооставленность, то не для того ли Бог Отец несколько отступил от Христа, чтобы ради спасения человеков дать возможность Своему Сыну сойти в ад?

Тогда возникает следующий вопрос: каким образом Христос смог покинуть ад? Апостол Павел пишет о Христе: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Фил. 2: 6-8). Предвечные смирение и послушание Сына воле Бога Отца, которым Спаситель не просто положил начало (как о том говорит свт. Феофан – см. ниже), но утвердил их в своем земном служении, не эти ли добродетели дали возможность Иисусу Христу вновь вступить в Свет Божественного общения? Указанные добродетели могли утвердить и ноги ветхозаветных праведников следовать за Христом из ранее державшей их духовной темницы.

«Рече же: молю тя убо, отче, да послеши его в дом отца моего: имам бо пять братий: яко да засвидетельствует им, да не и тии приидут на место сие мучения» (Лк.16: 27, 28).

На первый взгляд приведенные слова говорят нам о том, что узрев воочию ад и вкусив его мучений, богач раскаялся. Но так ли это?

Приведем толкование свт. Феофана Затворника: «Нет ли покаяния за гробом? – О, когда бы возможно было это?! Какое бы облегчение нам грешным! Господь столько милосерд, что только покайся, хоть бы то и за гробом, непременно простит. – Но то наше горе, что надежды-то такой не на чем основать. – Закон жизни таков, что коль скоро кто положит здесь семя покаяния, хоть бы то при последнем издыхании, то уж не погибнет. Семя сие возрастет и плод принесет – спасение вечное. А коль скоро кто здесь не положит семени покаяния и перейдет туда с духом нераскаянного упорства во грехах, то и там навеки останется с тем же духом, и плод от него вовеки будет пожинать по роду его, Божие вечное отвержение».

Следовательно, если богач покаялся, то Господь несомненно простил, а уж коли простил, то не оставил бы в аде, или если исходить из нашего толкования, то богач несомненно бы вышел из ада. Но мы знаем, что богач ад не покинул.

Мы не можем определить, насколько верны наши рассуждения. Не случайно прп. Симеон Новый Богослов говорит: «Ад и тамошние муки всяк представляет так, как желает, но каковы они, никто решительно не знает». Также, по мысли прп. Ефрема Сирина, и «сокровенное лоно рая недоступно созерцанию». Но на основании приведенного исследования мы попробуем ответить на очень непростой вопрос о соотношении вечных мучений ада и безграничного милосердия Божия.

При попытке объяснения посмертного состояния праведников и грешников возникает вполне обоснованное недоумение. Каким образом праведники смогут наслаждаться благами райской жизни, зная, что большей части человечества, среди которой, возможно, находятся близкие родственники и друзья, суждены нескончаемые адские мучения?

Данная проблема вряд ли получит решение, если придерживаться теории насильственного удержания и мучения грешников в аде. И слова Господа: «…а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю…» (Матф. 25: 30) или «…идите от Меня, проклятые, в огонь вечный…» (Матф. 25: 41) – нельзя однозначно трактовать как осуждение грешников на вечное заточение в аде. Они могут свидетельствовать лишь о том, что начало вечной жизни каждому будет определено в том месте, которое соответствует его внутреннему духовному состоянию. Но и теория «Двери ада заперты изнутри» не вполне согласуется со словами Писания: «Яко сокруши врата медная, и вереи железныя сломи».

Если же мы представим Рай и ад в виде двух смежных помещений, лишенных разделяющей их перегородки, то смысл страданий грешника меняется. Грешник в любой момент может «перейти» с темной половины на светлую и присоединится к брачному пиру. Для этого необходимо лишь «обнищать», то есть смириться до конца и занять за брачной трапезой последнее место. Здесь можно вспомнить слова Спасителя: «Истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта» (Матф. 5: 26). Следует заметить, что кодрант равняется двум лептам. О двух же лептах, которые были положены вдовицей в церковную кружку, Господь сказал ученикам, что та ввергла в жертву Господу «все житие свое». Таким образом, для того, чтобы покинуть темницу (ад), необходимо иметь дух и смирение евангельской вдовицы. Но, как уже писалось выше, не положившему начало покаяния здесь невозможно или архисложно (как верблюду пройти сквозь игольное ушко) возыметь покаяние после смерти. Отсюда понятно и учение о вечности ада и страшной, до скрежета зубов силе его вечных, добровольных «мучений». Да и на место сострадания, которое испытывали бы праведники по отношению к мучениям грешников, насильно удерживаемых в аду, в этом случае, то есть из-за добровольного нахождения грешников там, становится сочувствие, которое никоим образом не помешает достойным вкушать уготованные им райские блага.

Пометнев Сергий, священник



Ετικέτες