Чувство. Ум. Память. Воля. Совесть. Их загробная деятельность

Loading...


Самую первую и низшую степень или, так сказать, основание деятельности души составляет деятельность ее чувств внешних и внутренних.

Чувство есть сила — способность души, принимающая впечатления от предметов при посредстве своих внешних органов — орудий своей деятельности. Таковых внешних органов и им соответствующих чувств шесть, а соответствующих им внутренних — три. Душа как существо духовно-нравственное обязана и жизнь проводить духовно-нравственную; а потому вся ее деятельность, а равно и деятельность каждой отдельной ее силы или способности, должна быть нравственная. Следовательно, и чувство как сила, способность души должно основывать свою нравственную деятельность на естественных ему природных, нравственных обязанностях. Исполнение нравственных, естественных душе обязанностей составляет ее деятельность на земле, а следовательно, и за гробом. Так, исполнение нравственных обязанностей отдельных сил души составит их деятельность на земле и за гробом. Исполнение нравственной естественной обязанности, или просто закона, есть благо, добро для человека, души и для отдельной силы или способности, так как назначение человека — быть блаженным. Следовательно, и законное действие всех чувств, как внутренних, так и внешних, составляет для них в частности и вообще в гармонии, союзе всей деятельности души — блаженство. И чувства, и душа блаженствуют. Итак, блаженство достигается только чрез исполнение нравственного закона, чрез исполнение своей обязанности нравственной. Какого состояния для своей души хочешь за гробом, то поставляй ее в такое состояние и на земле, хотя и понудительно, и потому приучай к той деятельности все силы души, которую можешь встретить и за гробом. Итак, чувства имеют для своего действия нравственный закон, с которым должны сообразовать свою деятельность: что делать и чего не делать.

Единственное природное назначение деятельности чувств есть стремление к истине — истинному, доброму, прекрасному. Наши чувства во всем творении Божием должны находить и видеть только одну славу Божию; все же, что может доставлять чувственности противное ее назначению, влекущее чувственность к противозаконному, греховному, должно быть отвергаемо как неестественное, противное природе души.

Приученные чувства к действию природному услаждаются тем, что относится к славе Божией: во всем существующем видеть, слышать, ощущать Бога как Творца всего видимого и невидимого и находить удовольствие во всем законном и отвращение от всего несогласного с естественным назначением деятельности чувств — с таким характером деятельность чувств продолжится и за гробом, в царстве славы Божией, где естественное назначение деятельности чувств будет вполне удовлетворяться. Деятельность чувств достигает цели, и в достижении цели заключается блаженство. Только предметы физические, материальные — видимые, и духовные, нематериальные — невидимые, бывают причиною состояний душевных, приятных и неприятных. Посредством чувств, принадлежащих собственно душе, она принимает от предметов впечатления, производящие то или другое состояние души. Впечатление приятное производит желание, а неприятное — нежелание.

Пока предмет производит посредством чувств в душе желание, это состояние блаженства еще и на земле, и тем более за гробом, где, по словам апостола, чувства встретят для своего действия предметы, которых око еще не видело, ухо не слышало и в уме душа не помышляла. Здесь-то откроется радостотворное действие чувств, а следовательно, и бесконечность желаний. Итак, деятельность чувств есть первая основная деятельность души, деятельность, служащая основанием другой деятельности — воли (желаний или нежеланий).

Сии две деятельности чувств и воли служат основанием, или слагают главную деятельность души, деятельность ума (мышления и познания). Деятельность ума, заключая в себе все действия души, составит всю деятельность души, деятельность самопознания. Итак, для загробного состояния души блаженного или мучительного необходима деятельность души, без которой немыслима жизнь души, проявляющаяся в действии (чувствовании, желании, мышлении и самопознании) души.

Первейшее из внешних чувств есть зрение; о законном и незаконном его действии, а следовательно, причиняющем ему, и потому всей душе, или благо, или зло, учил Сам Господь Иисус Христос, когда говорил: ежели будешь смотреть на жену с мыслями нечистыми, то уже прелюбодействуешь с нею мысленно в сердце (Мф. 5, 28); а такое действие зрения противозаконно, неестественно, отлучает человека от Бога и лишает его блаженной жизни за гробом. Епископ Нон при взгляде на красивую внешность

Пелагии заплакал оттого, что он печется не так о своей душе, как она о своей внешности. Вот законная, нравственная деятельность зрения, совершенно противоположная действию зрения жены Пентефриевой на красоту Иосифа. Стремление к истине — свету развевает мглу нечистоты. Один закон для деятельности вообще душевной — стремление к истине, с чем вообще неразлучна и духовная, неземная радость как плод законной нравственной деятельности; этот же закон деятельности, в частности, принадлежит и каждой силе душевной.

Следовательно, он служит основанием и деятельности всех чувств, и деятельности зрения, которое должно иметь предметом своей деятельности на земле все то, в чем отражалась бы слава Божия, в чем святилось бы имя Божие. А таких предметов и за гробом достанет на целую вечность для деятельности чувства зрения как внешнего, так и внутреннего: в блаженной жизни (в раю) зреть вечно Бога в обществе святых ангелов, видеть участников блаженства: всех святых и своих ближних, которые еще на земле были дороги нашему сердцу и с которыми были соединены Самим Богом неразрывным вечным союзом любви; и, наконец, видеть все красоты рая. Какой неисчерпаемый источник блаженства для чувства зрения, для деятельности сего чувства!

Но как со времени первого греха прародителей к добру примешалось зло, то предметом для деятельности чувства вообще и, в частности, для деятельности зрения никак не должно допускать ни предметов, ни свойств, ни действий, в которых виден яд, могущий умертвить самую душу; должно удалять взоры от таких соблазнов (Мф. 18). В чем будет находить удовольствие чувство зрения на земле, того будет искать и за гробом. Деятельность зрения на земле, развивающаяся в истинном, прекрасном и добром, найдет для себя дальнейшее развитие и за гробом во всю вечность в царстве истинного, прекрасного и доброго, в царстве Того, Кто Сам о Себе сказал: Я — истина (Ин. 14, 6).

Но приучивший свое чувство зрения на земле к неестественному состоянию, к действию, противному природе и назначению и находивший на земле для своего чувства зрения удовольствие в нарушении истины, — какое может надеяться иметь дальнейшее развитие сего удовольствия за гробом? Все противоестественное, противное природе есть зло; следовательно, противозаконное действие, разрушая добро, произведет за гробом для чувства зрения отсутствие того, к чему оно приобыкло на земле. Ежели и на земле лишение чувства зрения составляет для человека немалую потерю, то и жизнь загробная для грешников как жизнь, исполненная лишений, составляющих для них наказание, разумеется, в числе первых лишений, по учению слова Божия, составит отсутствие зрения. В аду при огне мрачном не видят друг друга страдальцы, как учит Церковь: грешники в аду лишены и этого удовольствия — видеть друг друга. Следовательно, блаженство праведников требует чувства зрения, или без чувства зрения невозможно блаженство. От сего чувства переходим к верному заключению, что только при чувствах и возможно блаженство и наказание. Ветхий и Новый Заветы, свидетельствуя о загробной жизни, представляют души с чувством зрения. Богач и Лазарь представлены Господом видящими друг друга. Следовательно, в раю спасенные все видят друг друга. Священное Писание Ветхого Завета свидетельствует о загробной жизни души, не лишая ее чувств. В аду, в состоянии нерешенном, хотя заключенные там друг друга не видят, ибо лишены и сей радости, но к увеличению своей скорби видят спасенных в раю.

Это в первый период, пока есть состояние нерешенное. Зрение души, по учению Священного Писания, особенно является высшим чувством души, чувством, по преимуществу обнимающим всю психическую жизнь и проникающим ее от самых сокровенных, глубоких ее основ до самого внешнего проявления ее в общении с миром видимым — материальным и невидимым — духовным, чувством, проникающим во все, что каким бы то ни было образом касается восприятия и усвоения внешних впечатлений. Естественное назначение деятельности слуха, равно как и деятельности зрения — стремление к истине. Ежели бы слух Евы был отверст к заповеди Божией и отвращен от обольстительных слов диавола, это было бы естественное, законное, природное действие слуха, и блаженство его и всей души не прекратилось бы. Итак, слух должен быть обращен на земле к естественному, доброму и прекрасному и доставлять душе впечатления спасительные, законные. Развивая на земле естественное назначение силы слуха — в спасительном, и за гробом сия сила найдет для себя и своей деятельности неисчерпаемый источник блаженства. Там, гае постоянно слышатся ликования и гласы празднующих, где деятельность слуха будет вечно радостотворная, чего ухо на земле не слыхало, там услышит. Ничто не нарушит блаженства слуха, зависящего и обусловливаемого блаженным состоянием души. Блаженство души требует постоянного блаженства и отдельных ее сил, следовательно, и блаженной деятельности силы слуха. Ветхий и Новый Заветы, говоря о загробной жизни, везде представляют души не лишенными сего чувства слуха. Евангельский богач и Авраам представлены Господом в загробной жизни не лишенными чувства слуха.

Назначение деятельности ума — стремление к истине, то есть познание своего Творца Бога, начала всех начал, виновника бытия и видимого, и невидимого. Искание истины есть стремление ума общечеловеческое. Сознание божества присуще, прирождено духу человека, следовательно, понятие о божестве есть понятие общечеловеческое, принадлежащее всему человечеству всех времен и мест. Далее, предметом деятельности ума служит познание видимой и невидимой природы, и, наконец, главнейшая деятельность ума есть познание самого себя, познание полное, истинное самопознание духа как существа отдельного, личного, самостоятельного. Итак, содержание деятельности ума, или, как говорят тоже, деятельности самопознания, составляют деятельности отдельных духовных сил: мышления, познания, чувствований и желаний. Деятельность ума на земле — познание как добра, так и зла — навсегда останется ограниченным, по учению апостола Павла, «познание отчасти», то есть при всем усилии ума человеческого его развитие на земле не оканчивается, и по закону вечной жизни умственная деятельность — назначение дальнейшее, продолжится и за гробом, и тогда познание будет, по учению того же апостола Павла, гораздо совершеннее «познание уже не отчасти, а яко же есть» (1 Кор. 13, 10, 12): во свете Твоем, Господи, узрим свет — в нашем уме и нашей совести.

Деятельность сознания, сложенная из деятельности отдельных душевных сил на земле, будучи помрачена страстями, привычками, наклонностями, — неестественна, и тоща сознание действует не истинно. Как яд, принятый человеком, хотя в малейшей мере, действует в большей или меньшей мере разрушительно, вредно на весь организм, так точно нравственная неправда, как бы ни была мала, принятая умом, заражает весь душевный организм, и вся деятельность души и ее отдельных сил поражается нравственным недугом. За гробом же самопознание каждого человека во всей полноте и ясности, при содействии всех отдельных душевных сил, например памяти и других, представит душе наиподробнейшую живую картину всей земной ее деятельности — как доброй, так и злой. Все дела, слова, мысли, желания, чувствования предстанут на суд душе пред взором всего нравственного мира.

Самое главнейшее действие ума, зорко и строго наблюдающего за состоянием души, за всею деятельностию отдельных сил человеческого духа, и истинное убеждение в своей немощи, слабости, ничтожестве, самоуничижении — составляет самопознание. Только такая смиренная деятельность ума при искании и стремлении к истине, при содействии той основной истины, которая изрекла вечный закон для человека: «без Меня не можете делать ничего», ведет человека к его вечному назначению — к вечной блаженной жизни в Боге, с Богом и на земле, потому что Сам Иисус Христос научил нас, что Царствие Божие — «внутрь вас есть», и на земле — предвкушение блаженства, и за гробом — действительное пребывание в раю.

И там эта деятельность самопознания продолжается, что доказывают слова праведников, имеющих отвечать на суде: «Когда мы видели Тебя алчущим, жаждущим?» (Мф. 25, 44); или сознание богачом причины своего настоящего скорбного положения, и потому стремящегося освободить от этой причины, ведущей к погибели, и своих родных братьев, еще пребывающих на земле: «пошли к ним (братьям, еще на земле находящимся) Лазаря, да свидетельствует о загробном воздаянии, чтобы и они не пришли сюда на муки и переменили бы греховную жизнь на добродетельную». Вот сознание несчастного богача в аду, сознание загробное, заключающее в себе и деятельность отдельных душевных сил: памяти, воли и чувств.

Жизнь души составляет ее самосознание, следовательно, самосознание, делая душу существом личным, принадлежит ей и за гробом; ибо душа продолжает свое личное бытие и за гробом. Жизнь, или деятельность самосознания, как уже сказали, составляет действия отдельных сил или способностей души, которые, однако, отдельно от души не имеют своего бытия, а следовательно, и действия. Они принадлежат душе, и душа действует ими. Душа со своими силами переходит за гроб и там продолжает свое действие, то есть и за гробом отдельные силы души продолжают свою деятельность. Посмотрим на деятельность отдельных сил души за гробом, составляющих общность. Деятельность самосознания составляют: 1) деятельность мышления, 2) деятельность познания, 3) деятельность чувствования и 4) деятельность желания.

Предмет деятельности силы мышления как на земле, так и за гробом — истина. Естественное назначение сей силы — достижение назначения души, жизни вечной. Все приятное Богу, все согласное с Его всесвятейшею волею есть предмет деятельности мышления на земле и за гробом. Образ мысли человека на земле уже показывает то общество, к которому он будет принадлежать за гробом; потому что за гробом душа не отступит от усвоенного ею образа мысли на земле — стремления к доброму или к злому.

Предмет деятельности силы познания есть то же — истина. Все истинное, прекрасное и доброе есть естественное назначение деятельности познания, и душа стремится познать это. Так как объем познания до того бесконечен, что на земле, при всем стремлении человечества к познанию, оно составляет только малейшую частицу объема познаваемого, то сила познания, принадлежащая бессмертной душе, продолжает свою деятельность и за гробом, в течение всей вечности. Предметов для познания достанет, и познание не может дойти до своего конца, при котором по необходимости должна будет остановиться и деятельность сей силы, что несогласно с бессмертием души, вечно деятельной.

Везде, где только представляется, как в Ветхом, так и в Новом Завете, загробная жизнь, — везде является душа сохраняющею совершенно полную память о земном, о собственной своей жизни и память о всех тех, с которыми была на земле в различных отношениях. Так учит Святая наша Церковь (Православное богословие Макария, т. 2, с. 656), которой учение — истинно и совершенно согласно и с выводом здравого ума, не изменяющего душу в ее загробном состоянии лишением каких-либо сил, а следовательно, и памяти. Евангельский богач помнит своих оставшихся на земле братьев и заботится о их загробной жизни. Как деятельность души слагается из деятельности всех отдельных ее сил, то полного самосознания (действия ума) и совершенного самоосуждения (действия совести) невозможно иметь без действия памяти, воспроизводящей в сознании все прошедшее как настоящее.

В первый период загробной жизни души в раю и в аду пребывающие находятся в единении, союзе и общении с живущими еще на земле; живо помнят и любят оставшихся на земле дорогих их сердцу. Ненавистники же в земной жизни, ежели не исцелились от сего недуга, ненавидят и в загробной жизни, разумеется, в геенне, где нет любви.

Воля есть сила, способность души, располагающая всею деятельностию души и отдельных ее сил по своему желанию. Естественное назначение ее деятельности — располагать деятельность души и отдельных ее сил по требованию закона Божия и совести. Воля должна направлять всю деятельность души так, чтобы в ней выражалось исполнение естественного, природного ее назначения — воли Божией. Свойства действий воли — согласие или несогласие с законом Божиим и совестию. Согласие или несогласие, начавшееся на земле и за фобом уже обращающееся или в совершенное слитие с волею Божиею, или в соединение с врагом правды, в ожесточении против Бога.

Деятельность чувств и желаний есть основание для деятельности мышления и познания. А как самопознание не может быть отьемлемо от души за гробом, то, следовательно, и деятельность чувств и желаний, составляющих основание познания, необходимо допустить и за гробом. Где нет деятельности чувств, там нет желания, познания, там нет жизни, следовательно, бессмертная душа имеет действие чувств и за гробом, без которых невозможно и воздаяние, что подтверждается и словом Божиим, и здравым рассудком.

Естественное, природное свойство, действие, принадлежащее известному предмету или предметам и характеризующее их, есть отличие их от других предметов. Это свойство, действие таковы, что без них теряет свое истинное, естественное, природное назначение, теряет цель бытия своего и проявление которых составляет для предмета закон, по которому он непременно должен действовать, чтобы исполнить свое назначение и достигнуть цели своего бытия. Но как назначение, цель вообще творения — не тягость бытия, но блаженство, при котором только и возможно прославление своего Творца, то все естественное, прирожденное предмету не может отягощать его, а наоборот, составляет для него благо, добро; следовательно, закон в этом случае не есть тяжесть, как об этом засвидетельствовал и святой апостол Иоанн: заповеди Бога нетяжки (1 Ин. 5, 3). Закон не есть принужденность, насилие, но естественное требование, составляющее исполнение его необходимым, легким, и как требование природное, то исполнение его должно составить благо, добро для действующего предмета. Например, любовь — свойство, прирожденное духу человеческому и в высшей степени ему одному принадлежащее.

Любовь, составляющая для человека естественное, природное свойство, без которого человек теряет свое значение человека, не достигает цели своего назначения, извращает свою природу, — любовь для человека закон, и исполнение его доставляет ему добро, благо, радость и на земле, и за гробом. Исполняя закон своей природы, человек исполняет требование совести, которая и есть внутренний закон, голос Самого Бога, веселящего сердце своего раба неземною радостию еще на земле. Закон исполнен, назначение достигается, а назначение человека — покой, радость, блаженство, как Сам Господь наш Иисус Христос засвидетельствовал сию истину: «будьте кротки и смиренны сердцем и обрящете покой душам вашим» — это на земле покой. Проявление совести, ее действие — сердце покойно, так как, наоборот, уклонение от естественного назначения, требования духовно-нравственной природы, действие совести будет обратно — беспокойствие сердца. На земле есть средства целить немощное и потому приводить совесть в состояние мирное, но за гробом что может успокоить ее, что может умиротворить ее? Действие совести на земле, а равно как и действие прочих душевных сил, есть только начатки их действия загробного. Простота души и чистота сердца есть состояние души, соответствующее состоянию райской блаженной жизни. Итак, деятельность ума, воли и совести состоит в требовании исполнения законного, природного их назначения.

Деятельность совести за гробом прежде всего составляет внутреннюю жизнь, или деятельность, души. Деятельность совести как на земле, так равно и за гробом есть действие ее суда, обличение и затем покой или угрызение — беспокойство как следствие самоосуждения. Самопознание — действие ума и самоосуждение —действие совести есть внутренняя духовная жизнь и деятельность души за гробом. Деятельность совести кто не испытал на самом себе, еще пребывая на земле? По совершении всякой добродетели, всякого доброго дела, отражающихся в совести, сердце наполняется особенною неземною радостию. И наоборот, по совершении зла, нарушении закона, отражающихся в совести, сердце приходит в состояние, чуждое покоя, состояние, преисполненное страха, за которым иногда следует ожесточение и злобное отчаяние, ежели только своевременно душа не исцелится от сделанного ею зла способами, дарованными человеку Врачом душ и телес Богом. Вот два совершенно противоположных одно другому состояния душ, произведенных действием совести. Эти два состояния составят за гробом свое дальнейшее развитие при той же деятельности судящей совести, награждающей или карающей за прежнее земное нравственное состояние.

Совесть — это глас закона, глас Божий в человеке, по образу и подобию Божию созданном, как естественная, прирожденная сила души не оставит ее никогда, где бы душа ни была. Действие ее — суд и осуждение, приговоры вечные, никогда не умолкающие. Ее действие и в состоянии спасенных в раю, и в состоянии осужденных в аду не прекращается. Суд совести, суд Божий — нестерпим, и вот почему еще на земле души, преследуемые своею совестию и не умеющие врачевать, умиротворят ее покаянием блудного сына, или мытаря, или апостола Петра, или блудницы, желая избегнуть ее осуждения и томления души, посягают на самоубийство, думая в нем найти конец терзанию совести. Но бессмертная душа переходит только в бессмертное свое загробное состояние, соответствующее предсмертному состоянию души; и душа, преследуемая совестию на земле, переходит за гроб в то же самое состояние самоосуждения и упрека вечного.

Освободившись от тела, душа вступает в естественную, ничем уже не развлекаемую жизнь. Самосознание, полное сознание всей своей земной жизни, при действии памяти — живая картина всей земной деятельности как основания настоящего загробного состояния, блаженного или отверженного — составит жизнь души, загробное самопознание, а действие совести, самоосуждение растворит эту жизнь или вечным покоем, или вечным упреком, при котором уже быть не может и тени покоя, ибо покой бывает там, где нет укоризны, упрека, преследования закона.

 

 



Ετικέτες