Старец Паисий Святогорец: Боль за ближнего помогает семье

Loading...


Чем больше [материальных] благ приобретают сегодня люди, тем больше они приобретают проблем. Ни Бога они не благодарят за Его благодеяния, ни несчастья своих ближних не видят. А не видя несчастья ближних, они не оказывают им милостыню.

Люди тратят деньги без цели и не думают о своём ближнем, которому нечего есть. Как после этого к ним придёт Благодать Божия?

Даже если у человека есть семья, все равно он должен на чем-то экономить и откладывать деньги, чтобы оказывать милостыню другим. Ему надо объяснить своей жене и детям, что где-то живёт брошенный всеми больной человек или очень нуждающаяся бедная семья. И если у них нет денег, чтобы помочь несчастным, то он должен сказать своим близким: «Давайте подарим этим несчастным хотя бы какую-нибудь христианскую книгу, ведь у нас их много». Подавая милостыню тем, кто испытывает нужду, человек помогает и самому себе, и своей семье.

Знаете, как нуждаются несчастные верующие в России! Как-то я подарил одному русскому священнику коробочку ладана и сказал: «Прими этот скромный подарок». — «Да разве это скромный подарок? — ответил он. — Ведь у нас в России такого хорошего ладана не найти». А знаете, как мучаются беженцы из России и других стран здесь, в Греции? На Халкидике я познакомился с человеком, приехавшим из России. Он укладывал каменные плиты, получал триста драхм за квадратный метр и говорил: «Слава Тебе, Боже, что у нас есть хлеб». Поэтому, когда один подрядчик пожаловался мне, что во время работы он «перегружает» себя грехами, я ему ответил: «Если ты загрузишь работой этих беженцев и поможешь им то разгрузишь себя от грехов. Ведь этим несчастным негде жить. По сравнению с ними ты Онассис».

Желая, чтобы мы возделывали добродетель, Бог попускает болезни, нищету и тому подобное. Ведь Бог мог бы исцелить больных и обогатить нищих, Он мог бы устроить всех, но тогда мы имели бы ложное чувство, что мы добродетельны. Мы называли бы себя, к примеру, милостивыми, не являясь таковыми на самом деле, тогда как сейчас наши добродетели видны из наших дел. Слава Богу, есть люди, которые приносят себя в жертву ради ближнего. Я был знаком с человеком, который, демобилизовавшись из армии, сразу же был несправедливо осуждён на большой срок тюремного заключения. Он сознательно пошёл на это для того, чтобы спасти одну семью. Этот человек не подумал ни о том, что он себя скомпрометирует, ни о своей будущей карьере.

Я вижу, что Бог устраивает так, чтобы в каждой семье по крайней мере один человек имел веру и благоговение, для того чтобы остальные члены этой семьи тоже получали помощь! В Конице я был знаком с семьёй, все члены которой были равнодушны к Церкви, кроме одной из дочерей. Эта девушка, едва заслышав звон колокола, снимала фартук, оставляла незавершенными все свои дела и спешила в церковь. Даже когда в село пришли немцы и пономарь стал звонить в колокол, извещая об этом народ, эта девушка побежала в церковь на вечерню! И хотя её родители были людьми весьма прижимистыми, сама она была очень сердобольной.

Отец этой девушки от скупости питался не нормальной пищей, а сухим хлебом, который размачивал в воде. Её мать тоже была очень прижимистой! Несмотря на то что её дети занимали ответственные должности и были богатыми, она, чтобы не потратить ни спички, рылась в золе в поисках ещё не потухшего уголька и куском сена разжигала от него огонь. Чтобы не покупать кофейник, они варили кофе в консервной банке! Но меня её мать любила. Я в то время жил в монастыре Стомион. И вот если эта девушка хотела взять что-то из дома своих прижимистых родителей, чтобы дать в милостыню какому-нибудь бедняку и не могла взять эту вещь тайком, то она говорила матери: «Мама, эта вещь нужна монаху». —

«Отдай ему, отдай», — отвечала ей та. Эта скупая женщина была согласна что-то дать только монахам. И раньше, при оккупации, её дочь тайком помогала беднякам. Она незаметно брала из амбаров пшеницу, на своих плечах несла её на мельницу, молола и раздавала бедным семьям муку. Однажды мать застала её «на месте преступления». Как же девушке досталось! Тогда она дала Богу обет. «Боже мой, — сказала она, — помоги мне найти какую-нибудь работу, и всю свою зарплату я буду отдавать в милостыню». И на следующий день её пригласили на работу в одно благотворительное учреждение. Ох, как же она обрадовалась! Она сдержала обещание: для себя не купила на заработанные деньги даже пары чулок: все отдавала в милостыню. Знаете, сколько людей ей сейчас говорят: «Спаси тебя Господи. Да будет благословен прах твоих родителей!». Вот так за её милостыни Бог помиловал потом и её мать.



Ετικέτες