Какова должна быть молитва?

Loading...


Постоянно будем прибегать к молитве к Богу и просить Его помощи. Ибо часто, чего мы не можем исполнить собственными усилиями, того легко можем достигнуть посредством молитв — молитв постоянных.

Подлинно: должно молиться всегда и непрестанно, и в скорби, и в радости, и в несчастье, и в благоденствии. В радости и в благоденствии о том, чтобы они оставались ненарушимыми и неизменными и никогда не прекращались, а в скорби и несчастье о том, чтобы увидеть какую-нибудь благоприятную перемену и чтобы они сменились утешительным спокойствием. Находишься ли ты в спокойствии? Тогда проси Бога, чтобы это спокойствие оставалось у тебя твердым. Видишь ли наступающую бурю? Усердно моли Бога — пронести это волнение и водворить после бури тишину. Услышан ли ты? Имей терпение, чтобы ты был услышан. Ибо хотя Бог иногда и медлит подаянием, но делает это не по ненависти и отвращению, а желая медленностью подаяния более удерживать тебя при Себе, как поступают и чадолюбивые отцы; и они медленностью подаяния мудро стараются долее удержать при себе нерадивейших детей.

Не нужно тебе ни посредников пред Богом, ни долгого странствования, ни угождения другим; но, хотя бы ты был одиноким и беззащитным, ты, сам собою умоляя Бога, конечно, получишь просимое. Он обыкновенно склоняется не столько тогда, когда другие умоляют Его за нас, сколько тогда, как мы сами молимся, хотя бы мы обременены были множеством зол. Ибо если между людьми, когда мы много оскорбим кого-нибудь, не чрез других, но сами и утром, и в полдень, и вечером будем являться к оскорбленным нами, неотступностью и постоянным присутствием в глазах их легко можем прекратить их вражду, то тем более это может быть в отношении к Богу. Но ты недостоин?

Сделайся достойным посредством неотступности. А что действительно и недостойный может сделаться достойным посредством неотступности, что Бог скорее склоняется тогда, когда мы сами умоляем Его, нежели когда чрез других, и что часто Он медлит подаянием не для того, чтобы привести нас в отчаяние и отпустить с пустыми руками, а дабы сделаться Виновником больших для нас благ, — эти три истины я постараюсь объяснить вам.

Подошла ко Христу хананеянка, умоляя Его о своей бесноватой дочери, и, взывая с великой силой, говорила: помилуй мя, Господи: дщи моя зле беснуется (Мф. 15, 22). Вот — женщина иноплеменная, иноземная и не принадлежащая к иудейскому гражданству. Что она иное, как не пес, и не была ли недостойна получить просимое? Несть добро, — сказал Господь, — отъятихлеба чадом и поврещи псом.

Однако и она сделалась достойной посредством неотступности; ибо и ее, бывшую псом, Он не только возвел в благородство детей, но и отпустил со многими похвалами, сказав: о жено, велия вера твоя: буди тебе яко же хощеши . Когда же Христос говорит: велия вера, то не ищи никакого другого доказательства величия души этой женщины.

Видишь ли, как женщина недостойная сделалась достойною посредством неотступности? Хочешь ли знать и то, что мы более получаем успеха, умоляя Бога сами собою, нежели через других? Когда она взывала, то ученики подошедши говорят: отпусти ю, яко в опиет вслед нас. Христос же говорит им: несмь послан, токмо ко овцам погибшим дому Исраилева. А когда она сама подошла, продолжая взывать, и сказала: ей. Господи: ибо и пси ядят от крупиц, падающих от трапезы гос-подеи своих, то Он даровал ей благодать, сказав: буди тебе якоже хощеши. Также, прежде в начале прошения. Он ничего не отвечал, а после того, как она однажды, и дважды, и трижды приступила.

Он даровал благодать; научая нас с этим окончанием, что Он медлил подаянием не для того, чтобы отвергнуть ее, но чтобы показать всем нам терпение женщины. Если бы Он медлил для того, чтобы отвергнуть ее, то не дал бы и впоследствии; а так как Он желал показать всем ее любомудрие, то Он и молчал. Ибо, если бы Он дал тотчас и в самом начале, то мы не узнали бы мужества этой женщины. Отпусти ю, — говорят ученики, — яко вопиет вслед нас.

Что же Христос? Вы слышите голос, говорит Он, а Я вижу душу; Я знаю, что она имеет сказать; Я не хочу оставить неизвестным сокры тое в ее душе сокровище, но ожидаю и молчу, чтобы открыть его, представить и сделать известным для всех. Итак, зная все это, хотя бы мы были грешны и недостойны получения, не будем отчаиваться, быв уверены, что посредством постоянства душевного мы можем сделаться достойными просимого. И хотя бы мы были беззащитны и одиноки, не будем унывать, зная, что великое ходатайство — то, чтобы самому приступить к Богу с великим усердием.

И если Он медлит и откладывает подаяние, не будем падать духом, быв убеждены, что это медление и отсрочка есть знак Его попечения и человеколюбия. Если с таким убеждением, с душой скорбящей и пламенной и с желанием добрым и таким, с каким приступала хананеянка, будем приступать к Нему и мы, то, хотя бы мы были псами, хотя бы сделали что-нибудь дурное, мы очистимся от своих пороков и получим такое дерзновение, что в состоянии будем ходатайствовать и за других; подобно как и эта хананеянка не только сама получила дерзновение и много похвал, но могла и дочь свою избавить от невыносимых стр аданий. Ибо нет, подлинно нет ничего сильнее пламенной и искренней молитвы. Она освобождает и от настоящих бедствий, избавляет и от будущих мучений.

Посему, чтобы нам легко провести и настоящую жизнь, и туда отойти с дерзновением, будем непрестанно совершать молитву с великим усердием и ревностью.

Когда я говорю кому-нибудь: проси Бога, молись Ему, прибегай к Нему с молитвою, то мне отвечают: я просил однажды, дважды, трижды, десять, двадцать раз и еще не получил. Не переставай просить, пока не получишь; конец молитвы — получение просимого. Тогда перестань, когда получишь, или лучше и тогда не переставай, но и тогда пребывай в молитве. Если ты не получил, то молись, чтобы получить; если же ты получил, то благодари за то, что получил.

Многие приходят в церковь, произносят тысячи стихов молитвы и выходят, не зная, что говорили они; уста их движутся, а слух не слышит. Ты сам не слышишь своей молитвы; как же хочешь, чтобы Бог услышал твою молитву? Ты говоришь: я преклонял колена; но ум твой блуждал вне; уста произносили молитву, а ум исчислял доходы, договоры, условия, поля, владения, общества друзей. Диавол зол: он знает, что во время молитвы мы делаем великие успехи; потому тогда он и нападает на нас. Часто, лежа спокойно на постели, мы ни о чем не мыслим; а когда приходим молиться, то являются тысячи помыслов, чтобы мы вышли без пользы.

(по Святителю Иоанну Златоусту)

 



Ετικέτες