Второй удел Богородицы – Святая Гора Афон

Loading...


 Никогда женская нога не ступала на этот полуостров, – так повелела Божия Матерь, охраняя мир и покой монашествующих. Для православных всего мира гора Афон — одно из главных святых мест, земной удел Божией Матери.

«Для свободного служения Богу нет другого более удобного места, как Гора Афонская, – по преданию, такими словами сама Матерь Божия указала место для монашеского поприща первому Афонскому святому преподобному Петру. – Сему месту Я буду Заступница и теплая о нем Ходатаица к Богу, и не оскудеет на живущих здесь с верою и благоговением и сохраняющих заповеди Сына и Бога Моего милость Его до скончания века». Со времен византийских императоров Афон представляет собой отдельное самостоятельное монашеское государство, совершенно автономное в своей внутренней жизни, управляемое Священным Кинотом, состоящим из представителей двадцати главных монастырей. По Божьему Промыслу Свята Гора стала приютом и рассадником иноческой жизни не только для греков, но и для славян, подвизающихся в монастырях святых великомучеников Пантелеимона, Георгия и Богородичной Обители Хиландарь.

Русский Свято-Пантелеимонов монастырь с его сияющими на солнце куполами и маковками, позолоченными шарами и разновысокими крестами среди пальм и кипарисов создает у прибывающих на Святую Гору Афон паломников величественно-праздничное настроение.
С монастырской пристани на территорию самой Обители можно попасть только через Великие монастырские ворота, устроенные в толще южной стены. Главный вход, именуемый по афонской традиции «порта», обрамлен куполообразной сенью, опирающейся на две мраморные колонны. Над аркой самого входа, в нише – величественный образ небесного покровителя русской обители – св. великомученика и целителя Пантелеимона, чьи цельбоносные мощи находятся в главном соборе на монастырской площади.

 Слева на стене у Великих ворот висит большая каменная плита из лабрадора с черно-белыми силуэтами Богородицы, монахов и странников. Мемориальная плита на русском и греческом языках рассказывает о дивном чуде явления Божией Матери, произошедшем на этом месте ровно сто лет назад – 21 августа / 3 сентября 1903 года. Само изображение на каменной плите является увеличенной копией старой фотографии, запечатлевшей чудо, когда Божия Матерь явила в монастыре черты Своего Святейшего Облика, как сказал один из старых монахов , » в утешение и подтверждение Своего Промышления о нас грешных».

21 августа 1903 года, ровно через неделю после получения кинотского письма, монахи Русской обители решили в последний раз не нарушать традицию – раздать милостыню и зачитать присутствующим содержание письма из Кинота. В это время по обыкновению у главной порты уже собрались в ожидании милостыни сотни нуждающихся странствующих людей. Во время раздачи череков иеромонах Гавриил неожиданно решил сделать на память фотоснимок.

Когда подготовили саму черно-белую по тем временам фотографию, то, к величайшему всех удивлению, на ней проявился … образ Богоматери, смиренно получавшей вместе с другими просящими благословенный укрух хлеба. Глядя на необычный снимок, монахи тут же вспомнили рассказ инока Севастьяна, слышавшего от портарей, будто «один пустынник видел несколько раз женщину при раздаче череков».

По велению Богоматери монастырь продолжал удовлетворять нужды бедной братии: после братских трапез в обители устраивали трапезы для бедняков, а келарь 5 выдавал им со склада продукты питания – таким образом Божия Матерь продолжала промышлять о подвизающихся в Своем земном жребии.

Монастырские рукописи свидетельствуют, что Богоматерь часто являлась святогорцам и в наши дни, что подтверждается устными и письменными преданиями. Однажды я попросил монастырского духовника отца Макария поведать что-либо о других известных ему или братии явлениях Божией Матери в наше время. Улыбнувшись, тот ответил, что «монахи без нужды об этом не говорят». Заметив мое смущение и, наверно, не желая опечалить меня, он Макарий добавил :

– У нас в Обители издавна существует такой благочестивый обычай: когда братия замечают или слышат, что земные дни у такого-то брата уже сочтены, они собираются у его кельи и расспрашивают о прожитой жизни в монастыре, о допущенных ошибках и об исправлении их. О том, какое, кроме общего келейного , он имел еще и свое молитвенное правило, как боролся за стяжание благодатной молитвы, как преодолевал уныние и тоску по Родине, особенно в первые свои годы жизни на Афоне.

И старцы назидают жаждущих спасения своими душеполезными наставлениями и примерами, предостерегают их от тайных бесовских козней. Для пользы братии они рассказывают о наставлениях и вразумлениях, полученных ими от Святых угодников Божиих или досточтимых старцев, о полученной Божией помощи и пережитых ими явлениях Богородицы.

Два других рассказа о явлениях Божией Матери на Афоне мне с Божией помощью все-таки удалось записать в Русском монастыре. Дело было так… Однажды у монастырских ворот, где сто лет назад произошло чудо, я с группой паломников обсуждал такие вопросы: промышляет ли Богоматерь и в наши дни о подвижниках Своего Земного Удела; является ли Она им во сне или наяву, утешает ли и каким образом наставляет их? Рассуждая об этом вслух, мы не заметили подошедшего к нам пожилого монаха. Заметив нашу праздность, он строго оглядел нас , а потом спешно направился в сторону монастырского кладбища. Почувствовав свою неловкость и даже вину, я бросился его догонять, чтобы не только извиниться, но и спросить у него о чуде явления Богоматери. Тогда он пристально посмотрел на меня и спросил:

– Скажите, разве Бог не обещал любящим Его пребывать с ними «во вся дни до скончания века» ? Разве Пречистая и Преблагословенная Его Матерь не промышляет подобно Сыну Своему обо всех людях, призывающих Ее на помощь и посильно прославляющих Ее? Помните, уже в десятом веке, в Константинополе святой Андрей, Христа ради юродивый, лицезревший небесные обители, не сподобился там увидеть вожделенную Заступницу рода человеческого? «Божия Матерь сошла на землю помогать призывающим Ее»,- отвечали ему небожители…

– А Вам лично удавалось когда-либо видеть Пречистую Святой Горы?

– Да, – ответил он. – Однажды, на Новый год, после всенощного бдения, я видел во сне великое множество монахов, поднимающихся к столице Афона, а впереди этого монашеского полка величественно с букетом лилий в руках шествовала Богоматерь. Я не видел Ее лица, но, следуя за Нею, дивился Ее неземной легкости: Она слегка касалась земли, и все впереди расступалось перед Нею.

 В другой раз, не так уж давно, накануне престольного праздника Обители, совершив келейное правило, я задремал со скорбью о том, что совсем скоро уже будет праздник, а в моем послушании весьма многое еще не готово. В дремоте вижу, а это было как наяву, будто нахожусь я где-то за монастырем со стороны моря, а по верхней дороге вереницею тянутся в нашу Обитель гости. От всего увиденного я еще сильнее стал скорбеть, мол, праздник уже начинается, а я еще к нему должным образом не подготовился. Вдруг замечаю, как, поспешно обгоняя других, в черной монашеской одежде и с корзинкою в руке приближается к обители женщина, похожая на Богоматерь, точно такая, как Она запечатлена на чудесной фотографии.

 От радости я воскликнул: «Матерь Божия!..». Остановившись на мой зов, Она посмотрела на меня, как бы спрашивая, что тебе нужно? У меня тогда не нашлось слов, что сказать Ей, ибо я был несказанно рад, что опознал в идущей женщине Богоматерь. Она поспешно повернулась в сторону спешащих гостей и вскоре оказалась в потоке людей, уже входивших в Обитель.

 В этот миг ударили в монастырский колокол к началу утреннего Богослужения, а сердце мое ликовало от необыкновенной радости. Во время праздника я надеялся еще раз, уже наяву, увидеть Нашу Небесную Афонскую Игуменью, но по грехам своим не сподобился. Я убедился, однако, что Она действительно присутствовала на панегире 6, так называется наш престольный праздник. Днем и ночью во время самого праздника я везде ходил по Обители и удивлялся, как слаженно он проходит. Я чувствовал, что Кто-то чудесным образом организовывает сам праздник, хотя никаких словесных указаний не было слышно. Вся братия трудилась по зову своей совести, особенно на кухонно-трапезном послушании, о котором я переживал…

Мой собеседник на некоторое время умолк, глубоко вздохнул и, глядя в морскую даль, продолжил:
– Чудесного в моем рассказе, кажется, ничего и нет. Просто Матерь Божия по своему величайшему смирению пришла в трудную минуту помочь нашей братии достойно провести свой престольный праздник и утешить гостей Обители. Она ведь – Хозяйка этого Святого места.



Ετικέτες