Преподобный Алексий Зосимовский.

Loading...


Старец Смоленской Зосимовой пустыни
(1846-1928 гг.)

17 января 1846 года в многодетной семье протоиерея Алексея Петровича Соловьё-ва родился мальчик. Младенца при крещении нарекли Фёдором, в честь великомученика Феодора Тирона. Фёдор рано лишился матери, Мария Фёдоровна умерла в 1854 году во время эпидемии холеры.

С малых лет Фёдор отличался серьёзностью, строго соблюдал посты, старался из-бегать шумных компаний, стремился к уединению. Мальчик очень любил музыку, нау-чившись играть на рояле, исполнял церковные песнопения, пел в церковном хоре. Приме-чательно, что грамоте Фёдора обучал диакон соседней церкви – отец Павел Смирнов, ставший впоследствии тестем Фёдора.

Юноша, унаследовавший от отца христианскую любовь к Богу и людям, рано ре-шил посвятить себя служению Господу.
После окончания обучения в Андрониевском духовном училище Федор поступил в Московскую семинарию. В 1866 году он успешно закончил Семинарию. Прежде чем по-лучить сан диакона, юноше нужно было жениться, выбор пал на дочь отца Павла, Анну. Венчанье состоялось 12 февраля 1867 года, а 19 февраля в Чудовом монастыре Федор был рукоположен во дьякона.
Митрополит Московский Филарет назначил место служения – церковь Святителя Николая в Толмачах.

Первые годы его пребывания в Толмачах были самые благоприятные. Настоятелю и прихожанам молодой дьякон пришёлся по душе. 23 июля 1868 года у Фёдора и Анны родился сын Михаил. В 1872 году после скоротечной горячки скончалась Анна. Первое время «безысходная тоска одолевала» молодого дьякона. Настоятель церкви протоиерей Василий решил привлечь дьякона Фёдора к работе в редакции «Душеполезное чтение», чтобы он «нашел облечение – в труде».

Редакционные заботы пробудили у дьякона Фёдора интерес к литературной дея-тельности, ему приходилось читать много духовной литературы, писать статьи для жур-нала, некоторые их них позже были изданы отдельными брошюрами. Одновременно он безвозмездно преподавал Закон Божий в сиротском приюте, старался никогда не отказы-вать в помощи нуждающимся, не только ежедневно раздавал деньги нищим, но и помогал бедным, чем мог: приглашал в дом, кормил, одевал нуждающихся. Однажды на улице дьякон снял с себя верхнюю рясу и отдал дрожащему от холода нищему.

В мае 1895 года Фёдор Алексеевич покинул Николо-Толмачёвский приход, он по-лучил приглашение от Митрополита Московского Сергия перейти пресвитером в Успен-ский собор Московского Кремля. (Московский Митрополит решил восстановить в Успен-ском соборе древнее (столповое) пение, при котором вместо псаломщиков на клиросе по-ют пресвитеры и диаконы в унисон, для этого «голосистых» диаконов искали по всем приходам Москвы.)

4 июня 1895 года дьякона Фёдор был рукоположен во пресвитера и определён в штат главного собора России, а через два года по принятию им священного сана был еди-ногласно избран духовником соборного причта.

Из всех святынь собора о. Фёдор больше всего почитал Владимирскую икону Бо-жией Матери, на которой лик Царицы Небесной исполнен необычайной духовной чисто-ты. Спустя много лет старец поделится своими воспоминаниями о том времени:
– Войдёшь, бывало, в собор в три часа ночи для служения утрени, и благоговейный трепет охватывает тебя… В таинственном полумраке храма перед тобой встаёт вся исто-рия России… Чудится покров Божией Матери от Владимирской иконы в годину бедст-вий… И хотелось мне тогда молиться за Русь и всех верных чад её, хотелось всего себя по-святить Богу и уже не возвращаться в суетный мир.

В 1898 году сбылась мечта о. Фёдора, по промыслу Божиему, он принял монашест-во в Зосимовой пустыни. 30 ноября 1898 года он был пострижен во иеромонахи с именем Алексий игуменом монастыря отцом Германом.
Первые годы пребывания в монастыре были сопряжены с большими трудностями.

Быстро росло число исповедников о. Алексея: если сначала к нему приходили на исповедь лишь старушки-богомолки, то вскоре его духовными детьми стали многие моло-дые монахи, а через несколько лет его духовным сыном стал и игумен Герман. Господь одарил старца Алексия многими дарами, среди которых выделяются дары старческой мудрости, смирения, любви и прозорливости.

В 1906 году, после смерти старца Варнавы из Гефсиманского скита, многие из его духовных чад обратились за помощью и поддержкой к старцу Алексию. Приезжали пре-подаватели и студенты Московской Академии, государственные деятели, священники, во-енные, врачи, чиновники, учителя. Обращались за помощью в тяжёлых жизненных об-стоятельствах рабочие и крестьяне.

Старцу приходилось исповедовать ежедневно сотни людей, его любящее сердце вмещало в себя боль и страдания всех страждущих, за каждого он молился отдельно.

Из воспоминаний духовной дочери старца Алексия, Елены Мажоровой:
«Часто задумывалась я над тем, как старец преклонного возраста, немощный, от-дающий себя по целым дням служению народу, мог быть всегда со всеми ровным, терпе-ливым, неустанно горящим духом… Кажется, другой бы на его месте просто по немощи не мог бы отнестись к нам последним, так, как он относился к первым. Но у батюшки не бы-ло разницы: к нему можно было идти в любое время безбоязненно, с уверенностью, что его любовь и духовные силы ни для кого не иссякнут…
Старец был очень снисходительным к истинно желавшим спасения. Не было греха, которого бы отец Алексий не прощал мгновенно, за исключением греха духовной гордо-сти. «Смирихся, и спасе мя Господь», – повторял он.
«Нет ничего удивительного, что ты страдаешь, – нередко говорил батюшка, – это нужно, чтобы понять страдания других. Терпи, Христос, будучи безгрешным, терпел по-ношения от твари, а ты кто такая, чтобы не страдать? Знаешь ли ты, что душа очищается страданием; знаешь ли, что Христос помнит тебя, если Он посещает тебя скорбями. Из-брать путь жизни самой труднее всего. При вступлении в жизнь нужно молить Господа, чтобы Он управил твой путь. Он, Всевышний, всякому дает крест сообразно со склонно-стями человеческого сердца…

По дару прозорливости, часто бывало, на исповеди старец напоминал кающемуся какой-нибудь его грех… Велика была прозорливость старца: он, бывало, точь-в-точь ска-жет, как всё происходило, при каких обстоятельствах».
Из воспоминаний отца Симона об отце Алексии:

«Мы, живя в Зосимовой пустыни, когда теряли душевный мир, приходили к старцу отцу Алексию и открывали ему свою душу. Старец говорил нам, что душевный мир на-рушается больше всего от осуждения ближних и от недовольства своей жизнью. Когда мы начинали о ком-нибудь говорить с осуждением, старец нас останавливал: «Нам до других дела нет, говори только свое. Правила святых отцов предписывают останавливать испове-дующихся, когда они говорят о других». И мы, придерживаясь этого правила, строго сле-дили за собой, чтобы не сказать какое-либо слово о других. Старец еще учил нас: «Когда душа обвинит себя во всем, тогда возлюбит ее Бог, а когда возлюбил ее Бог, тогда – что еще нам нужно?» После исповеди и прочтения над нами разрешительной молитвы к нам опять возвращалась жажда духовной жизни, и в душе водворялся мир».

Стремление к безмолвию, потребность уединиться, чтобы сосредоточиться на внутренней молитве, телесная немощь вынудили старца Алексия просить разрешения уй-ти в затвор. Его просьба была частично удовлетворена в феврале 1916 года, он ушёл в «полу-затвор»: исповедников он принимал в церкви только по субботам и воскресениям, но для мирян он был уже недоступен. В июне 1916 года семидесятилетний старец получил разрешение уйти в полный затвор.

Летом 1917 года старцу пришлось выйти из затвора, чтобы участвовать во Всерос-сийском Поместном Соборе, на котором было решено восстановить на Руси патриаршест-во. 5 ноября 1917 года ему было доверено в храме Христа Спасителя вытащить жребий с именем нового Патриарха:

«Перед началом богослужения митрополит Киевский Владимир в алтаре написал на пергаментах имена кандидатов на патриаршество и положил в специальный ковчежец. Во время литургии из Успенского собора была принесена чудотворная Владимировская икона Божией матери… По окончании божественной литургии из алтаря вышел молив-шийся там старец Алексей. Встав перед чудотворной иконой, он стал усердно молиться, и изредка клал земные поклоны… Начался торжественный молебен… По окончании молебна митрополит Владимир подошёл к аналою, взял ларец, благословил им народ, разорвал шнур, которым ларец был перевязан… Старец Алексий трижды перекрестился и, не глядя, вынул из ларца записку… Митрополит Владимир прочёл: «Тихон, митрополит Москов-ский».

Митрополит Московский Тихон, стал Патриархом Московским и Всея Руси, по промыслу Божиему, после 214-летнего управления Русской Православной Церкви госу-дарством.

Хотя и наступили годы жестокого гонения на Православную Церковь, жизнь в Зо-симовой пустыни некоторое время протекала по-прежнему, старец Алексий вновь еже-дневно принимал духовных детей.

28 февраля 1919 года иеромонах Алексий был пострижен в схиму.
В конце 1920 года Зосимова пустынь была превращена в сельскохозяйственную ар-тель, монахи выполняли уже не послушания, а ходили на работу. 6 мая 1923 года уездные власти закрыли пустынь, а всех насельников выгнали.

Старец Алексий и его келейник отец Макарий поселились в маленьком домике ду-ховной дочери старца в Сергиевом Посаде. Духовные дети старца оказывали им посиль-ную материальную помощь. Старец Алексия, когда ему что-то привозили, всегда смирен-но кланялся и благодарил, говоря: «Я ведь теперь нищий, живу подаянием». Смирение и чувство благодарности у старца были велики. Он постоянно благодарил и келейника за самые незначительные услуги, ежедневно просил у него прощения.
Из воспоминаний бывшего иеромонаха Зосимовой Пустыни игумена Владимира: «Отец Алексий ещё за год до своей кончины, когда почувствовал ухудшение здоровья, стал ежедневно причащаться святых таин, боясь умереть без святого причастия… 19 сен-тября 1928 года в 8 часов утра старец, по обыкновению причастился святых таин. Несмот-ря на сильную слабость, он сам читал молитву перед святым причастием… После причас-тия о. Макарий поил его теплотой, а я держал свечку… После этого ему стало легче и он тихо скончался…

Мы хотели похоронить о. Алексия на третий день – 21 сентября, но духовное руко-водство отложило погребение до четвёртого дня. Народ так любил о. Алексия, что люди день и ночь стояли у гроба… Никому не хотелось расставаться со старцем…
Перед смертью он многим говорил: «Когда вам будет тяжело, приходите ко мне на могилку», – показывая, таким образом, что и после смерти любовь имеет большую силу».

Погребение состоялось 22 сентября 1928 года на Кокуевском кладбище в Сергие-вом Посаде.

Старец Алексий Зосимовский был причислен к лику святых угодников Божиих для всероссийского церковного почитания на Архиерейском Юбилейном Соборе, проходив-шем в Москве с 13-16 августа 2000 года.

День памяти – 2 октября (19 сентября)

Преподобне отче наш Алексие, моли Бога о нас!



Ετικέτες