Монастырь Каракал

Loading...


Монастырь Каракал – один из самых тихих на Афоне. Порой складывается чувство, что время здесь остановилось. Всё вокруг напоминает о Византии.

Монастырь Каракал – один из самых тихих на Афоне. Порой складывается чувство, что время здесь остановилось. Всё вокруг напоминает о Византии. Обитель расположена на лесистом, живописном склоне холма.

 

К юго-востоку простирается Эгейское море, огромное и спокойное, в водах которого отражаются небеса. К западу открываются дикие ущелья, тянущиеся от самых высот Афона, и песня севера слышится нам в постоянных и разнообразных завываниях ветра. С первой улыбкой рассвета, когда лучи солнца освещают морские волны, симантроны призывают нас на Литургию…

Н. Луварис. «Афон, врата неба»

Каракал впервые упоминается в летописи в 1018 году, но время его основания неизвестно. Не знаем мы и имени основателя монастыря. Некоторые учёные указывают на некоего Николая из валашского селения Каракал, но информация эта пока не нашла своего подтверждения.

Из-за постоянных пиратских и каталонских набегов монастырь постепенно пришёл в запустение и был восстановлен благодаря помощи византийских императоров Михаила, Андроника II и Иоанна V. В этот период Каракал достиг пика своего могущества, увеличилось число монастырской братии. Как следствие, в третьем афонском уставе 1394 года он упомянут на шестом месте среди двадцати пяти святогорских монастырей. Сегодня она занимает одиннадцатое место в афонской иерархии.

Турецкое владычество поставило вопрос о выживании монастыря. Владения вне Святой Горы были отобраны, а налоги и поборы всё возрастали. В 1535 году обитель получила разрешение султана на проведение строительных и восстановительных работ. Добиться этого удалось лишь благодаря поддержке и финансовой помощи валашского господаря Петра, впоследствии принявшего монашеский постриг с именем Пахомий. В XVII веке благодаря поддержке игемонов Иверии Артхала и его брата Вахтага, был проведён текущий ремонт обители и восстановлены разрушенные постройки. В этот же период во владение монастыря отошло подворье близ черноморского города Исмаила.

В 1813 году Каракал вернулся к общежительному устройству, первым игуменом был избран иеромонах Нектарий.

Загрузить увеличенное изображение. 1000 x 664 px. Размер файла 173570 b. Кафоликон обители
Кафоликон обители
Существующий ныне главный храм монастыря сооружён в 1548–1563 годах и освящён во имя святых апостолов Петра и Павла. Расписан собор был в 1720-х годах иеромонахами Иоанном и Дамаскином. В его деревянном резном иконостасе помещена чтимая икона Святых Апостолов, произведение известного иконописца Дионисия Фурнаса. В кафоликоне можно поклониться чудотворному образу первоверховных апостолов Петра и Павла (1540), написанному известным мастером Константином Палеокапасом. На фресках в нартексе изображены нападения на Афонские монастыри, морские сражения и сцены из Апокалипсиса.

Интересная история связана с мраморным полом монастырского собора (1859). Во время его строительства, мастера столкнулись с нехваткой клея для соединения мраморных плит между собой. Промыслительно рядом с обителью на берег выбросило гигантского кита. Из его жира мастера сделали клеевой раствор и завершили приостановленные работы.

В час ночи стучат в току, то есть в деревянную доску, на утреню, впрочем, только зимою и в осень: летом, по краткости ночей, утреня начинается за час до полуночи, и келейное правило совершается тогда после обеда. Утреня продолжается у нас в будни часа четыре, а у греков – пять, если не более. После утрени до литургии бывает у нас час отдыха, иногда – более, а иногда – менее, так что литургия завершается до солнечного восхода по обыкновению первых веков христианства. Этот незначительный промежуток между службами даётся братии на произвол – что угодно делать, но служащему иеромонаху не дозволяется отдыхать в предосторожность от искусительных снов.

После литургии, укрепившись в присутствии нашего духовника небольшою рюмкою раки (водки), братия расходится до обеда на послушания, так что никто не остаётся из них праздным, исключая разве чередного (эфимериоса) иеромонаха, которому даётся тогда отдых. По понедельникам, средам и пятницам трапеза бывает только одна – без масла и самая скромная. О рыбе тогда и думать нельзя, а в остальные дни недели кушают по два раза, и взамен квасу, о котором и понятия здесь не имеют, подаётся церковное вино, растворяемое водою… Чрезвычайно трогательно смотреть на смирение трапезаря, на служащих в трапезе и на чтеца житий или поучений в течение трапезы: все они при выходе братии с трапезы падают у дверей ниц на землю и просят прощения, если кому чем-нибудь не угодили или забылись в исполнении своих обязанностей.

 



Ετικέτες